Командор. Орешек. Уиллис.

Командор. Орешек. Уиллис.

Франшиза «Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть» с Брюсом Уиллисом в главной роли сегодня собрала в мире почти $113 млн, и это при том, что ее шествие по кинотеатрам только началось. В чем же успех фильма, который, уже пятый по счету, продолжает собирать залы? Почему Уиллис, несмотря на грядущее 58-летие, все так же успешен и востребован, причем как у мужской аудитории, так и у женской, которая великодушно готова переключить телевизор с мелодрамы на боевик, если в последнем играет Уиллис? Есть в этом актере что-то такое, что не объясняется простым пиаром… Этот тот самый selfmade person, который живет по совести и не ориентируется на общественное мнение. Он – «крепкий орешек» во всем: и по части ролей, и по части дел любовных. А с недавних пор Уиллис – еще и командор французского Ордена искусств и словесности: такой чести был удостоен за вклад в мировое кино. «Командор – это даже круче звучит, чем «крепкий орешек» — пошутил кто-то из фанатов, поздравляя Уиллиса на страничке в социальной сети. «А я вообще крут!» — не постеснялся ответить актер.

Брюс Уиллис
Брюс Уиллис

Говорим «Брюс Уиллис» — подразумеваем «Крепкий орешек». Говорим «Крепкий орешек» — подразумеваем «Брюс Уиллис». И никак иначе. Но если любого другого актера такое положение дел заставило бы в один прекрасный момент взвыть, Брюс-орешек воспринимает выпавшее на его творческую долю амплуа как подарок судьбы. «Зачем быть актером, если тебя не узнают?» — резонно вопрошает он журналистов и добавляет, что быть знаменитым – это прекрасно. Примерно так же прекрасно, как быть миллионером. В его случае имеет место и одно, и другое. И даже третье. А что у нас на третье? Ну, конечно, женщины!
У классической звезды любимых должно быть много, а у него – всего несколько. И в этом, видимо, залог его женского успеха. Ведь снимаясь преимущественно в боевиках, Уиллис каким-то магическим образом приковал к экранам и слабый пол, который, когда их мужья включают «стрелялки» с другими актерами в главных ролях, закрываются на кухнях и в спальнях, заткнув уши берушами. Когда же на экране все эти взрывы, погони и спецэффекты украшены присутствием Брюса, беруши засовываются в глубину прикроватных тумбочек, и дамы, потеснив на диванах своих спутников, предаются мечтам… Очевидно: происходящее с Уиллисом в кино имеет для зрительниц значение второстепенное. Скорее всего, они даже не воспроизведут сюжет хотя бы одного «Орешка», обойдясь многозначительными «спасал», «боролся», «победил». Потому что если для мужчин Уиллис – супергерой, стоящий в одном ряду с Джеки Чэном, Брюсом Ли, Дольфон Лунгреном, Сильвестром Сталлонэ и Арнольдом Шварценеггером, то для дам Уиллис – образ романтический и сверхблагородный. Смело защищающий в «Орешках» интересы семьи (жены, дочери, сына), которые хоть и граничат со спасением глобальным, но все же остаются более важными для его героя Джона Макклейна, в жизни актер также ставит семейные ценности на первый план. Умея быть верным, заботливым, терпимым. Короче, настоящим мужчиной, способным «засунуть подальше» ревность, обиды, злопамятность, претензии. Для него не бывает бывших, старых, ненужных. Неслучайно говорит о себе: «я однолюб», и эти слова подтверждает действиями.

С Деми Мур, которая стала его первой женой и родила ему троих дочерей, актер познакомился в далеком 1986 году. Уже в 1987 они поженились, чтобы на протяжении 13 лет считаться образцово-показательной звездной парой Голливуда. Однако в начале семейного пути до идеала оба не дотягивали. Это был союз двух противоречивых и ищущих себя молодых людей (Деми на момент встречи было всего 24 года, Брюсу — 31), у которых еще ничего не клеилось ни в карьере, ни в личной жизни. Мур играла в низкобюджетных фильмах и о большом кино мечтать не смела, хотя, зная о том, что кто-то, но не она, в него уже попал, начинающая актриса пристрастилась к алкоголю и переставала замечать меру выпитому. Пил и Уиллис, который, впрочем, в профессии уже делал первые успехи – в телевизионный сериал «Детективное агентство «Лунный свет» он попал из 3000 претендентов на главную мужскую роль и даже позже получил за нее «Золотой глобус» (1986) и «Эмми» (1987). Однако семейная жизнь, начатая с Мур, заставила Уиллиса пересмотреть взгляды на карьеру. Захотелось большего, чем роль в популярном телесериале, который телекомпания собиралась продолжать бесконечно. Чувствовалась необходимость проявить себя не в дуете (пусть даже с опытной и знаменитой Сибил Шепперд), а в самостоятельной роли, чтобы показать всем, на что способен.

Кстати, мечтал Уиллис о комедиях. И до сих пор продолжает настаивать, что режиссеры не разглядели в нем комика. Однако на горизонте маячил первый «Крепкий орешек», после которого у актера Брюса Уиллиса началась новая жизнь в кино. Что же касается личной жизни, то и в ней Брюс расставил все по полочкам. Во-первых, потребовал от жены бросить пить (и сам, в качестве примера, почти завязал с алкоголем). Во-вторых, призвал ее стать увереннее в себе. Не через съемки в стиле «ню», жалкие попытки которых она предпринимала, чтобы сдвинуться с мертвой точки в своей карьере, а через семью, детей, которых он планировал много, и через него: ведь если мужчина считает свою женщину лучшей в мире, значит, так оно и есть. Окружающем остается признать это как факт. И в-третьих, он пообещал ей звездные роли. «Как в воду глядел,» — согласимся мы, имея в виду… хотя бы «Привидение», мелодраму, в которой Мур исполнила главную женскую роль в компании с Патриком Суэйзи и… вошла в историю американского кино.

Когда муж верит в свою жену и прогибается под нее и ради нее, кажется, что жена на него должна молиться. На такого мужчину обижаться – и то грешно, а уж чтобы бросить его – так на это только сумасшедшая решится. «Нет, Деми не сошла сума! Это было наше общее решение,» — объяснит неожиданный развод с любимой Уиллис, который даже здесь поступил как настоящий джентльмен, позволив ей его бросить, а не наоборот. Но никто – ни журналисты, ни поклонники, ни друзья – не желали верить в это расставание. Всех интересовал банальный вопрос: «Как они будут жить друг без друга?» Некоторые даже ждали повторного воссоединения, которое, впрочем, так и не случилось. И вслед за неприятным сюрпризом-разводом случился еще менее приятный: Мур повторно вышла замуж за молодого красавчика Эштона Катчера, который младше ее на 16 лет. Добавим к этому, что Эштон младше Уиллиса на 23 года. И еще он является перспективным многообещающим молодым голливудским актером, который несколько раз находился на первых позициях в списках сотен самых красивых и самых сексуальных мужчин Америки. А его состояние к концу романа с Деми вообще росло как на дрожжах: только за 2012 год он стал самым высокооплачиваемым актером на телевидение, заработав на съемках в сериале «Два с половиной человека» аж $24 млн.

Не нужно быть слишком прозорливым, чтобы заметить: спустя 13 лет брака, в котором муж носил жену на руках и сдувал с нее пылинки, найти ему замену в молодом Эштоне – это удар ниже пояса. Переживать его с высоко поднятой головой тяжело, даже если ты – «крепкий орешек». Но Уиллис как-то справился и убедил других: «у нас все хорошо, чего и вам желаю». А в это время пресса ликовала: «Деми оставила Брюса с его орешками!», «Эштон Катчер подарил Мур настоящую любовь!», а сама Деми, вобщем-то, даже без задней мысли, «бросала камни в огород» бывшего супруга, делясь в поклонниками радостью: «С Катчером я словно помолодела», «Я вновь узнала, как это – любить, желать, наслаждаться каждой минутой». Поводов навсегда вычеркнуть бывшую жену из своей жизни долго искать бы не пришлось. Тут что ни откровение, то повод. Но Уиллис «однолюб». У «однолюба» появились пассии (сперва недолгий роман с Брук Бернс, потом встреча с Эммой Хемминг, которая уже пять лет как его жена и мама его маленькой дочери Мейбл Рей), но он, словно чувствующий себя ответственным за Мур, продолжает присутствовать в ее жизни всегда, когда ей это необходимо. Мур заболела? Уиллис первый, кто интересуется ее здоровьем и «подключает» к лечению знакомых врачей. Нужна фотосессия для журнала? Уиллис уже рядом, чтобы обнимать ее и дочерей, и улыбаться как ни в чем не бывало, словно нет на этом же снимке молодого супруга Деми… Он никогда не рассказывал, что чувствовал, когда Эштон при нем целовал Мур, но всегда делал вид, что так и надо. «Высокие отношения» — скажут одни. «Нормальные отношения» — поправят другие, и Уиллис окажется среди последних. Он не раз будет говорить в интервью, что после развода они с Мур продолжают быть самыми близкими друг для друга людьми, просто так вышло, что в их семье «на одного прибыло».

Поправка: на одного молодого, успешного, дерзкого и чертовски красивого. Который на общем фото выглядит не столько как муж, сколько как сын. Старшенький. Или как ухажер старшей дочери Уиллиса РумерГленн (она, кстати, младше Эштона всего-то на 10 лет).

Многие шутили на тему разницы в возрасте между Мур и Катчером. Но именно Уиллис прерывал подобные разговоры на корню и пускался в защиту бывшей супруги («с годами она стала только красивее, следит за собой, всегда ухожена, о ней мечтают миллионы мужчин по всему миру») и ее нового мужа («Эштон отличный парень, и мы здорово ладим», «он умен», «у него большое будущее в кино»). Однако опасаясь новых сплетен, Уиллис сопровождал экс-жену там, где появление недостаточно элегантного (Эштон в жизни не терпит никакой одежды, кроме потертых джинс и толстовок) и слишком раскрепощенного (кричит, хохочет от души, проявляет нежности там, где это неуместно) бой-френда вызвало бы новую дозу улюлюканий. Мур, как и Уиллис, — одного поля ягоды. Умеют одеться по случаю, держать себя, элегантны, красивы, воспитаны. Эта та самая картинка, которая украсит таблоиды, но не добавит им пикантности, которой с Эштоном не миновать. «Мы с Катчером друзья,» — тем не менее, Уиллис наставал на том, что в жизни его и Мур черная кошка по имени Эштон не пробегала. Однако этой странной дружбе пришел конец в тот самый миг, когда рыдающая Деми сообщила Уиллису об измене Эштона. Сегодня трудно точно сказать, была ли измена, или это была очередная муха, которая благодаря злым языкам выросла в слона. Однако поезд, во главе с студенткой-блондинкой Сарой Лил, которая сама рассказала журналистам об интрижке с Катчером, тронулся и разрушил все, чем так дорожила Деми Мур и чему она все никак не могла нарадоваться. Говорят, Деми поставила точку в своем романе с Эштоном именно по совету Уиллиса. Он убедил ее сделать первой этот зрелый и уверенный шаг, который без его поддержки получился бы робким и жалким: измена молодого супруга буквально выбила землю из-под ног Деми и она вынуждена снова обретать себя в психоневрологической клинике. А Эштон в один миг утратил и жену, и друга, потому что Уиллис не только вычеркнул Катчера из списка друзей, но и пообещал набить ему морду… Как говорится, по-мужски. И Катчер, который собирался было пуститься в извинения и оправдания, решил не рисковать и даже (может, этот урок ему тоже преподал Уиллис, давно знаменитый свой безграничной щедростью) согласился после развода оставить Мур и часть того состояния, которое он заработал уже не живя с ней.

И хотя снова появились разговоры о том, что сейчас для Уиллиса самое время вернуться к Деми и поддержать ее, он в советах не нуждается: «Вернуться – конечно нет. Поддержать – обязательно!». Тем более, что его личная жизнь только-только начала приобретать черты образцово-показательной. Молодая жена Эмма Хэмминг, как две капли воды похожая на Деми Мур в молодости, подарила ему дочь. Для Эммы это первый ребенок, а для Уиллиса – четвертая девочка, в которой, как и в старших трех, папаша души не чает. Ведь это только кажется, что Уиллис – супергерой. В жизни маленькие и большие женщины вьют из него веревки, а он…и не думает с этим бороться. «Дочери – смысл моей жизни,» — вот они, семейные ценности по Брюсу Уиллису. И все свободное время он сегодня проживает жизнью молодого отца: встает к ребенку по ночам, меняет девочке памперсы, поет ей колыбельные, гуляет с ней, покупает розовые платьица в рюшах и бантиках… И говорит, что нет большего счастья, чем собрать всех своих дочерей под одной крышей. Тем более, что молодая жена легко нашла общий язык с его детьми и Деми – и именно этим покорила его окончательно. А еще актер неплохо готовит коктейли (не зря в молодости работал барменом), увлекается музыкой (даже играет на губной гармошке!), тратит огромные деньги на благотворительность, а с годами становится сентиментальнее и мужественнее… Не потому ли пятый «Крепкий орешек: Хороший день, чтобы умереть» с таким триумфом шествует по миру, завлекая в свои сети все больше зрителей женского пола? Его жизнь, в которой он смог обрести новое счастье, но не предать свое прошлое, стала лучшей рекламной компанией, на которой сегодня зарабатвыют режиссеры и продюсеры «Крепкого орешка». Когда такой человек играет в кино, это кино хочется посмотреть просто из уважения или в благодарность – тут каждый сам решит для себя.

Анастасия Николаева